Монохромные интерьеры как искусство

Поговорим о монохромных интерьерах. В них нет ни ироничного многоцветья поп-арта, ни граненых контрастов ар-деко, ни обаяния «веселеньких» винтажных расцветок. Но в чем не откажешь однотонным проектам, так это в гипнотической глубине, полифонии разнообразных фактур и, конечно, в цвете, обволакивающем пространство то с замшевой мягкостью, то с шелковистыми переливами, то с лакированным блеском.

Одни декораторы работают с интенсивными тонами, позволяют им прозвучать в полную силу, но лишь в пределах одной зоны. Другие берут за основу приглушенный цвет и «наряжают» в него каждое помещение, доводя смежные оттенки до максимальной однородности. И в каждом случае важное значение приобретает выбор стилистики и материалов, которые формируют, "лепят" пространство.

Взгляните, например, на ресторан Collins Room, расположенный в стеклянном павильоне лондонского отеля The Berkeley и посвященный творчеству Дэвида Коллинза. Его автор дизайнер Роберт Энджелл наполнил интерьер мерцающим блеском, деликатными оттенками жемчужного, лавандового и голубого, проступающими и в бархатной обивке кресел, и в шелковых коврах, и в мраморной отделке. Перламутровые блики умножаются в многочисленных зеркальных поверхностях, чуть приглушаются полупрозрачными фарфоровыми лампами и создают особую тишину, в которой слышится то шепот, то шелест, то мелодичный перезвон.

А вот образцовая работа самого Дэвида Коллинза, созданная двенадцатью годами раньше для того же отеля The Berkeley, – легендарный The Blue Bar. Голубой цвет сочится по стенам с роскошной резьбой, местами бледнея и почти сходя на нет, а местами оттеняясь броскими красными деталями.

Большими любителями голубых оттенков были и партнеры Уильям Даймонд и Тони Баратта (Уильям Даймонд скончался несколько лет назад). Каждый второй их проект обстоятельно и подробно передает любовь декораторов к этому благородному цвету. Но еще больше дизайнеры уважали экспрессию и многообразие, поэтому даже самые монохромные интерьеры в их портфолио излучают яркость, живость и задор. Например, многие помещения ранчо в Коннектикуте казались бы почти однотонными (сделаем вид, что белый не в счет), если бы не переполняющая их орнаментальность, заряжающая прохладный голубой цвет особой неугомонностью.

Надо сказать, голубые интерьеры – не редкость. Дизайнеры любят этот цвет за легкость, свежесть и напоминание о приветливом южном небе. К глубокому синему большинство декораторов относится с уважением, но мало кто отважится облачить хотя бы одно помещение в ультрамарин целиком. Однако архитектор Роберт Миллс отважился и выделил для этого по-своему вызывающего цвета самую показательную комнату в доме, расположенном в Мельбурне, – гостиную. Стены, мебель, портьеры и даже картины окрашены в насыщенный синий и только приглушенная палитра ковра, белоснежный потолок и яркий свет из окон разбавляют этот магнетический монохром.

Или же более мягкий вариант синей гостиной от декоратора Ники Барторп в ее 300-метровой лондонской квартире. Как и в предыдущем примере, стены, мебель и текстиль играют различными оттенками этого цвета – от лазурного до сапфирового. Однако панорамное окно во всю стену впускает в интерьер не только поток света, но и уличные цвета, соответствующие тому или иному сезону.

Не будем подробно останавливаться на красных интерьерах, которым мы посвятили отдельный подробный материал. Напомним только, что это один из самых сложных цветов для монохромного освоения, и дизайнеры, способные «обуздать» его, заслуживают самого глубокого уважения.

Где красный, там и оранжевый – сочный и колоритный, например, такой, как стены гостиной в венецианской квартире Акселя Вервордта. В целом, квартира оформлена в традиционном бельгийском стиле со сдержанными цветами, зачехленной мебелью, затейливой комбинацией рустикальных фактур с резными деталями и большим количеством антиквариата. Но вот стены гостиной, которая изначально была спальней, декоратор окрасил в насыщенный оранжевый, обставил мебелью в чехлах цвета ванили, столами в ореховых тонах, и комната зарядилась особой энергией, которую еще сильнее подчеркивает единственная контрастная картина – синяя абстракция Джефа Верхейена.

Однако поклонники Акселя Вервордта знают, что для его творчества больше характерны сложные медитативные оттенки природы: почвы, деревьев, песка и зыбкого света за окнами. Тhe Greenwich Hotel расположен в Нью-Йорке, однако по виду его пентхауса, оформленного Вервордтом, этого не скажешь. В основе интерьерного облика лежит японская эстетика ваби-саби, приверженцем которой, как известно, является декоратор. Декоративный аскетизм, внешне лаконичная, но емкая пластика линий, повышенная тактильность фактур и вещи с богатой историей, которая буквально написана на их видавших виды, но красноречивых поверхностях – вот простая формула этих монохромных пространств, раскрывающаяся глубинным философским смыслом.

Если говорить о чувственных фактурах, нельзя не упомянуть скандинавов, которые умеют воспроизвести в своих жилищах атмосферу вечной зимы – той самой, которая завораживает притягательной меланхолией и переливами деликатных оттенков в рамках чистой белоснежной палитры. В этой «зиме» часто можно обнаружить легкий розоватый румянец, нежный сливочный беж, холодные дымчатые оттенки – все они растворяются в выразительной фактуре старых досок, шершавой штукатурке, кирпиче с налетом побелки и живописными отметинами времени. Примеров тому множество, а мы остановимся на доме в Дании, доме в Швеции и доме в Норвегии.

Закончим обзор графитовым интерьером дома в районе Квебека. Пейзажи, окружающие дом, настолько красочны, что дублировать яркие цвета в интерьере показалось излишним. Напротив, дизайнеры из брюссельского бюро Instore предложили оформить пространство так, чтобы виды из окон сражали наповал – по контрасту, и контраст в данном случае получился максимально экспрессивным. Дом просто напросто стал почти черным как снаружи, так и внутри. Обратите внимание на игру матовых фактур, чуть разбавленных глянцем. Декоративная пластика рождается в ритмичных бревенчатых линиях, в сочетании плоскостей, углублений и округлостей, в тонких градациях цвета от антрацита до угольно-черного.

Одним словом, сколько цветов, столько и монохромных интерьеров. Они могут быть выполнены в самой разной стилистике, выглядеть декоративно насыщенными или предельно аскетичными. Вы можете объединить в пространстве самые разные фактуры, насытить интерьер орнаментами и принтами, добавить долю контраста, разбить одноцветность на малейшие нюансы или использовать все эти приемы одновременно, полагаясь на собственный вкус и чувство меры.